суббота, 15 июля 2017 г.

Теодор Ушев "Соловьи в декабре".


Год назад я вела в Киноцентре семинар по анимации. Такая смелость была оправдана, во-первых, моим зрительским интересом к этому  виду искусства, а во-вторых уверенностью, что в малом, конденсированном формате фильма, не полагающегося на естественную аттрактивность фотографического материала, все остальные составляющие кино – ритм, монтаж изображения, звукозрительный монтаж, феноменологическая часть (в очень многих техниках), специфика нарратива – должны развиваться особенно интенсивно. Так оно и есть, кстати.

В последнее время, когда в большом кино творятся удручающие вещи и смотреть практически нечего, кроме оскароносной или пальмоносной социалки, артхаусная анимация кажется особенно привлекательной.  


Соловьи в декабре
 Nightingales in December, Канада, 2011
Музыка: "Sunset Rubdown"

Почетный диплом  Tampere Film Festival (2012)
RPT Onda Curta Award - Monstra Lisbon (2012)
Приз Канадского киноинститута за лучшую канадскую анимацию -  Фестиваль анимации в Оттаве, 2012.
Special Mention - Expotoons (2012)
Special Jury Mention - Cinanima Espihno (2012)

"В моем начале мой конец. Свет пал..."  Т.С. Элиот.


Теодор Ушев воскрешает для меня болгарское кино 1970-х, бывшее в советском прокате. «Запах миндаля», «Черные ангелы», «Козий рог», «Отклонение»… На этих фильмах мы учились страсти. Не на «Анжелике, маркизе ангелов», не на «Операции «Святой Януарий», не на «Мужчине и женщине».  Тут все просто: секс, слегка облагороженный мелодраматическим или комедийным жанром. Но болгары умели заразить всепоглощающим эгоистически-молодым трагически-витальным чувством, ради которого стоит умереть.
Теодор Ушев пылкий, как и положено болгарину по моим представлениям. Два года назад он сделал «Манифест крови», в первом кадре которого режет себе ладонь ножом (кинематографический план), а затем рисует собственной кровью компоновки и фазовки, что, конечно, пафосно, но не особенно изыскано. Может потому, что постоянная мысль о красных кровяных тельцах и плазме, реально подсыхающих на листе ватмана, не дает насладиться в полной мере визуальными манифестациями. А может быть потому, что графические символы и синхронные им закадровые заклинания (mon sang, mon coeur, l'amour,  révolution, la vie, la mort), метафоры вроде свиньи-правителя, пролетарского кулака, вырастающего, как дерево, колючей проволоки и т. д., наводят на воспоминания скорее о РОСТА, чем о «Черных ангелах», где кровь, любовь и Сопротивление смешивались в образы, от которых бурно колотилось сердце.



На Фестивале нового кино в Монреале (2015) фильм получил премию Канадского Национального Киносовета за креативность. А Ушев обещал швырнуть «Манифест», как коктейль Молотова, в лицо властям.
Другое дело – «Слепая Вайша» и «Соловьи в декабре».   
«Слепая Вайша» (2016) получила номинацию на премию «Оскар-2017» как лучший короткометражный анимационный фильм, номинацию Хрустальный медведь Берлинского фестиваля в программе Generation 14Plus,  номинацию на премию «Энни»  и приз кинофестиваля в Чикаго.


Но там был текст Георги Господинова (современный болгарский поэт, прозаик, литературовед), который задавал и структуру, и стилистику:
«Сны ее раздваивались как змеиный язык и в то время, когда во сне одного глаза она ловила бабочек и была ростом не выше пионов, во сне другого - пионы были сорваны и покрывали всё ее окоченевшее тело, а над ее лицом порхали совсем другие бабочки...» (перевод Г.Константинова http://www.stihi.ru/avtor/lsm97).
А кроме того, та самая ностальгия по Болгарии моего отрочества: Слънчев Бряг, песни Лили Ивановой ( с ударением на втором слоге), картины Владимира Димитрова, графика Румена Скорчева, Борислава Стоева и Златки Дыбовой, размноженная в открытках издательства «Изобразительное искусство», болгарская керамика... Все это составляло важную часть нашего культурного быта. Поэтому линии и сочетания цветов  «Вайши», напрямую, корневищем, уходящие в ту почву, вызывают массу спутанных и сладких воспоминаний. 
Не знаю, ностальгировала ли Американская академия кинематографических искусств и наук. Скорее всего, трезво оценила философскую серьезность, поэтическую виртуозность и ремесленное мастерство вещи.

«Соловьи в декабре» опять-таки пылкий фильм. Содержание его простое и пафосное, в отличие от многомудрой «Вайши». Умный и красивый подросток в прозрачной капсуле поезда-времени пролетает сквозь ад истории-современности от родного заснеженного дома вновь к родному заснеженному дому. На этом черно-красном апокалиптическом перегоне люди-птицы, которым бы петь и петь, терзают, насилуют, уничтожают себе подобных целыми стаями, так что вся земля покрыта грудами хрупких крыльев-костей.
Со всем сочувствием отношусь к содержанию. Но не смогла бы так, если б не визуальный ритм трехминутной ленты. Не исключено, что на каждую ноту (одну шестнадцатую) романтико-драматического, почти бетховенского звукоряда Ушев создал графический эквивалент. Изображения сменяют друг друга так же стремительно, как звуки в бурном музыкальном пассаже. Но они порой настолько сильны, что врезаются в зрительную память и держат целое, как сильная доля держит мелодию.






Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.